Белый забор

TVTropes
Для англоязычных и желающих погрузиться в тему поглубже на TVTropes существует статья Suburbia. Кроме того, мы скажем вам спасибо, если вы переведете что-нибудь оттуда.

Много ли мне нужно? Большая семья: знающая своё место жена, старший сын-студент, младший сын-бойскаут и дочка на выданье; опрятный двухэтажный домик в пригороде, полученный по ветеранской льготе, идеально подстриженный зелёный газон, собственный автомобиль, который уже давно «не роскошь, а средство передвижения» и, конечно, окружающий всё это белый заборчик.
Чисто символический, разумеется. Ни от кого защищаться уже не надо: зверей и индейцев уже победили деды, фашистов и гангстеров — отцы, ну а коммунистов скоро победят внуки, верно? Так что заборчик чисто как символ культа частной собственности, чтобы обозначить: «это моя земля, непрошеным гостям на ней делать нечего». Ну а прошеным мы всегда рады, приходите на чай!
Да, американская мечта о достойной мирной жизни для всех стала реальностью! Испытания кризисами и войнами позади, теперь всё, что нам нужно — это просто достойно работать (мужчинам) да растить детей (женщинам).

Семейственность, патриотизм и ностальгия

«Белый заборчик» (от англ. «White picket fence life») — сеттинг преуспевающей части послевоенного США, преимущественно ассоциирующийся с 1950-ми годами: в сороковые даже американцы ещё разгребали последствия войны, а шестидесятые более славны эстетикой левацких и просоветских движений — всеми этими хиппи, борцами за права негров, феминистками второй волны, Сексуальной Революцией и прочими наркотиками и роком. Почему с пятидесятыми — потому что тогда в Штатах для среднего класса был построен потребительский рай. С одной стороны, набиравший обороты колосс американской экономики (на тот момент вообще полуплановой — левыми после победы СССР в войне были даже республиканцы, поэтому существовали комиссии, создававшие для предприятий рекомендательный план — и ему даже следовали!) создал массу дешевой, доступной и сравнительно качественной продукции, сделавшей многие прежние предметы роскоши атрибутом быта разросшегося среднего класса. С другой стороны — да, тот самый средний класс. Из сравнительно небольшой прослойки обеспеченного населения средний класс тогда превращается в самую массовую страту американского общества, задающую экономическую и политическую повестку в стране. И, надо сказать, над формированием этого самого среднего класса американское правительство неплохо поработало — ведь в отличие от бедноты, которой было нечего терять, кроме своих штанов цепей, средний класс неохотно принимал радикальные политические идеологии и активно поддерживал охранительские тенденции.

Началось всё, как водится, с ветеранов войны, которым на льготных условиях предоставили в пользование участки земли в пригородах — по мнению американского правительства, человек, у которого есть собственный дом и кусок земли, навряд ли стал бы поддерживать коммунистов, которые плавно сменили фашистов на посту «монстра недели» тогдашней политповестки. Была своя польза от этого и у производителей транспорта — ставшие доступными простым рабочим автомобили получили покупателей в лице совершавших маятниковые миграции жителей пригородов. Чтобы автомобили и телевизоры настолько подешевели, а рабочие — наоборот, разбогатели, была создана система управления экономикой, основанная на кейнсианских принципах: уже помянутый рекомендательный план, активная господдержка бизнеса и прикормленных профсоюзов, широкие социальные гарантии, выпуск необеспеченных денег «на обеспечение будущих товаров и услуг». Неудивительно, что этот аттракцион невиданной щедрости сопровождался рекордным подъёмом рождаемости, ныне известным как «бэби-бум». Собственно, именно бумерское поколение — это поколение классического общества потребления, в котором слегка одуревший от обретенной экономической свободы средний класс массово закупался автомобилями, телевизорами, холодильниками и вконец уж бесполезными товарами, которые им впаривали кейнсианские деляги, обеспечивая выпущенные дутые деньги. Как реакция на тогдашний беззаботный материализм и бездуховность начали появляться битники — декадентствующие интеллигенты, сочувствовавшие радикальным левым и продвигавшие идеи расового равенства, равноправия полов, свободного секса — короче, всего того, за что будут топить уже их ученики-хиппи на деньги советской разведки. И в 60-е эпоха «белого заборчика» закончилась, сменившись отвязно-гедонистическими семидесятыми, а после нефтяного кризиса 77-78-го отмерла вовсе: кейнсианство перестало устраивать правящие элиты и ему на смену пришел неолиберализм, на аттракционы невиданной щедрости скупившийся.

Но народ сытые и беззаботные годы «эпохи заборчика» помнит и втайне надеется на их возвращение — лучше с тех пор в Америке так и не было, а помянутые неолибералы в 2008 чуть было не повторили на «бис» Великую Депрессию. Но это уже другая история.

Типичные признаки

Итак, что есть в типичном образчике творчества про эту эпоху:

  • Те самые пригородные домики бумеров с белыми заборчиками. По современным меркам (да и вообще по меркам Европы севернее Франции) — жуткие халупы с плиточным фундаментом, «картонными» стенами и экономией на всём, чём только можно, по сравнению с которыми и хрущобы покажутся неплохой застройкой. По тогдашним меркам — то самое «комфортное и доступное жильё», благо сдавались они со встроенными шкафчиками и бытовой техникой и выглядели (до первого потопа или урагана) весьма прилично. К домику, заборчику и газону прилагается гараж, иногда — не один: как уже было сказано, на жителях пригородов производители автомобилей зашибали огромные деньги.
  • Плакатные картинки: счастливые белые люди с сияющими улыбками из рекламы зубной пасты, пафосные патриотические слоганы и заводные рекламные джинглы, мысли о том, что все проблемы, даже преступность победят не сегодня-завтра.
  • Консервативные ценности. В отличие от «Загнивающего Запада» шестидесятых и особенно семидесятых с эмансипированными девицами, наркотиками и секс-вечеринками, Америка эпохи «заборчика» была вполне себе консенсусно-пуританской. Из чего следуют следующие особенности:
    • Массовая религиозность. Типовая семья пять дней работает, в субботу закупается в молле, а в воскресенье надевает свои парадные костюмы и идет на службу в церковь слушать проповедь пастора (или патера), возможно, о безбожных коммунистах (см.).
    • Сильные половые роли. Мужчина должен быть добытчиком, гладко бриться и носить строгий костюм с серой шляпой (если проявляет умеренно левые взгляды, допустимы джинсы — «мода рабочих кварталов из солидарности с пролетариатом»). Женщина должна закручивать кудри, заниматься детьми и носить сарафан с цветочками. По сути — кодификатор традиционных гендерных ролей для массового западного общества — позволить себе неработающую жену до войны себе могли далеко не все семьи, да и быт до массовой доступности бытовой техники был трудоёмким и не оставлял домохозяйке времени заниматься детьми, прихорашиваться для мужа и болтать с соседями на умные темы.
    • Расовая сегрегация. С одной стороны, никуда не делись старые добрые потомки рабов с южных плантаций — но они-то как раз сами создавали свой средний класс со своим «белым заборчиком» и тремя телевизорами на семью. Зато в «потребительский рай» ломанулись нищие чернокожие мигранты из Латинской Америки. Эти-то и заполонят гетто в Гарлеме и Бронксе и из них-то в шестидесятые и будут вербовать массовку для митингов и боевых бригад «Чёрных Пантер». Китайцы и прочие азиаты тоже не отставали, но до поры до времени властям было выгоднее опираться на белых избирателей, чем искать поддержки у цветных. В 60-е это им ой как аукнется…
  • Первый этап Холодной Войны. Между двумя мирами намечалось масштабное идеологическое противостояние и это не могло не отразиться на жизни и воззрениях людей.
    • Страх перед военной угрозой СССР. Холодная война хоть и не затрагивает большинства лично, но обсудить за ужином, что же там в очередной раз натворили «красные» — нормальная тема. Фантазии на тему грядущей войны с «советской тиранией» — норма.
    • Страх ядерной войны как логичный вывод из предыдущего пункта. Народ усиленно учится правильно прятаться от ослепляющей вспышки, собирает запасы пищи на год; некоторые строят подземные бункеры на приусадебных участках.
    • Борьба с внутренним врагом. «Безбожные коммунисты» как главное политическое пугало тех лет. Страх перед тем, что коммунисты могут каким-то образом прийти ко власти в самой Америке и на месте белозаборчиковой утопии начать строить свою Красную Тиранию™ c GULAG, CheKa, доносами, всеобщей бедностью, падением нравов и гонениями на верующих. Поиски советских шпионов под кроватью и в чулане. Впрочем, шестидесятые показали, что страхи были небеспочвенные и чуланы как-то невнимательно осматривали.
  • Да, первые весточки будущей лихой эпохи: гопники-гризеры с набриолиненными коками, рассекающие по улицам на мотоциклах, декадентствующие интеллигенты-битники, упарывающиеся веществами, читающие Маркса и Кропоткина и ведущие свободную половую жизнь, первые феминистки второй волны и борцы за гражданские права цветных. Но пока что это всего лишь первые ростки мрачного леса шестидесятых и на них мало кто обращает внимание — свои фрики есть везде и всегда.
  • А самое главное — безудержный оптимизм. Сегодня победим преступность, завтра — безбожных комми, через пять лет в каждом доме будет свой робот-слуга, через десять — свой реактор холодного синтеза, а через двадцать — можно будет слетать к бабушке, живущей на Нептуне. И, как следствие, ретрофутуризм в фантастике.

Примеры

Литература

  • Стивен Кинг обожает это дело деконструировать! Белые заборчики у него встречаются регулярно, а что скрывается за ними… Неизвестно, что из этого хуже — древнее зло или пороки обывателей.
    • Выделяются среди прочего почти не мистичные «Сердца в Атлантиде», где показан переход от белых заборчиков к бойне Вьетнама с неизбежным ПТСР героев и превращение подростковой романтики в политиканскую грязь.
  • «Досье Дрездена» Дж. Батчера — весь квартал, где живёт Майкл Карпентер, оформлен именно в такой стилистике. Правда, о дюжине ангелов, охраняющих его дом и живущих в половине этого самого квартала соглядатаев-охранников из сидхе, нанятых его дочерью, мы умолчим.
  • «Стэпфордские жёны» А. Левина.

Комиксы

  • «Supergod» — американскому сверхчеловеку после тотального апгрейда построили такие декорации для комфортной жизни, то есть натурально отгрохали целый город-бункер. Педаль в асфальт — ему также внушили, что он умер и попал в рай, а наука тем временем дошла до возможности периодически забирать его на бренную землю, чтобы решать там разные проблемы.

Кино

  • Часто прослеживается в фильмах Дэвида Линча.
  • «Гаррисон Бержерон» — чистый белый заборчик с лоботомией.
  • «Зомби по имени Фидо» — американцы выиграли войну против зомби и сделали их своими рабами, а потом наступили 1950-е и сабж.
  • «Назад в будущее» — большая часть фильма проходит в этом сеттинге.
  • «Плезантвиль» — всё об этом. От изначального восторга до скрытых проблем.

Мультсериалы

  • Flinstones. Сеттинг бережно перенесён в каменный век. Считается, что получился стоунпанк.
  • Jetsons — «Флинстоны в космосе». Перенос заборчика на сто лет вперёд. Естественно, футуризм и ретрофутуризм в комплекте.
  • «Южный парк», «Симпсоны», «Гриффины», «Американский папаша», «Мистер Пиклз», «Царь горы» и другие — сатирическо-юмористическое исполнение.
  • «Жизнь с Луи» — действие происходит в 60-х годах и повествует о детстве комика Луи Андерсона. При этом некоторые детали из своей биографии Луи намеренно смягчил для детской аудитории.
  • «Семейка Тофу» — мультсериал о семейки хиппи, поэтому владельцы белых заборчиков тут представлены скорее в виде узколобых козлов, которые неспособны понять все прелести жизни в хипповой коммуне… например, нестабильное электричество, вегетарианские блюда на завтрак обед и ужин, а так же запах деревенских домашних животных.

Видеоигры

  • Fallout (серия игр) — в стилистике «Белого заборчика» оформлена альтернативная Америка до ядерной войны. Страх ядерной войны был оправдан, военные общались слоганами, а реклама войну пережила лучше тараканов. Ну и ретрофутуризм, конечно.
    • Fallout 3 — Транквилити-Лейн это именно оно. Пусть и искусственное.
    • Fallout: New Vegas, дополнение Old World Blues. В НИИ присутствуют полноразмерный макет поселения. Что, одновременно, отсылает и к Транквилити-Лейн.
    • Fallout 4 — всё начинается в пригороде Бостона. Белый заборчик присутствует.
      • К довоенному образу жизни также пытаются прийти жители Ковенанта. Свято место побития камнями неверных охоты на ведьм вычисления коммуняк занято вычислением синтов.
      • А ещё белые заборчики можно строить, если найти определенный журнал из серии Picket Fences .
      • Или переставлять с места на место ещё те, довоенные. Да, они изрядно потрёпаны временем — но пока что на месте. Но строить полагающиеся к заборчикам аккуратные домики нельзя: в ассортименте строительного конструктора — только сурово-апокалиптические деревянные савешники, серый бетон, стальные ангары, старые амбары и склады, товарные вагоны, ржавые автобусы и прочая архитектура уровня апокалипсис-панк.
  • L.A. Noire — своего рода деконструкция сеттинга.
  • The movies — Большая часть павильонов выполнена в этой манере.
  • Saints Row 4 — по ходу игры придется несколько раз отправляться в симуляцию Стилпорта, выполненную в утрированном стиле пятидесятых. Болле того, первое посещение этой симуляции стилизованно под семейный сериал того времени и даже рекламная пауза будет. Смысл такой симуляции в том, что по мнению Императора Зиньяка это самое препоганое место для Босса Святых. Для Кинзи Кенсигтон тоже. И не напоминайте ей про юбку!
  • Stubbs the Zombie — играем за зомби в городе Панчбоуле, выстроенном именно в таком стиле. На дворе 1959 год.
  • Mass Effect 3 — Саманта Трейнор при романе может признаться, что мечтает о доме с белым заборчиком, двух детях и лабрадоре.

Музыка

  • Soundgarden — Black Hole Sun. В видеоклипе — белый заборчик во все поля. Скрывающаяся за ним гадость: ханжество, мещанство, потребленчество и т. д. — прилагается.
  • Stromae — Papaoutai. В клипе мальчик, живущий в типичном белозаборочном городке, безуспешно пытается оживить своего отца-манекена, чтобы тот начал его любить и играть с ним, как соседи мальчика. Правда, так как автор песни родом из Бельгии, то это — субверсия, и белый заборчик — соответственно, франко-бельгийский. (А что, неплохо было бы написать отдельную статью про сеттинг Франции 1950-х-1960-х годов).
Эстетика
Страницы в категории «Эстетика»

Апокалипсис-панк, Белый заборчик, Вечная осень, Восточная сказка, Гигеровские монстры, Готический жанр, Готический собор, Гримдарк, Гримлайт, Данс-макабр, Декадентская эстетика, Дизельпанк, Дух 80-х, Карты, куш и криминал, Недетский детский стиль, Неевроцентричное фэнтези, Секс, наркотики, рок-н-ролл и нью-эйдж, Сказочно-мерзкий, Снафф, Сплэттерпанк, Стилистика девяностых, Стимпанк, Стоунпанк, Тёмная техника, Фан-диссервис, Фирменный авторский стиль, Электронная архитектура, Элизиум

Здания и сооружения
Страницы в категории «Здания и сооружения»

Башня мага, Белый заборчик, Великая стена, Вписка, Готический собор, Жуткий отель, Зловещий Луна-парк, Мегаструктуры, Подземная цивилизация, Разбойничья таверна, Таверна, Твердыня тьмы

США
Страницы в категории «США»

Белый заборчик, Дикий Запад, Штат Мискатоник

Оставьте комментарий